Поездка в Актру


14.06.2012

Олеся Боделукова

altai-mountains.ru

На Алтае у меня и моей семьи есть особенно любимый маршрут: от Горно-Алтайска вверх по Чуйскому тракту до Курая, теперь уже разрушенного и опустошенного, но когда˗то довольно респектабельного, по советским меркам, поселка геологов. Дорога до Курая не близкая, но необычайно живописная: пейзажи вдоль Чуйского тракта никогда не надоедают в разное время суток и сезона, поражая своей  красотой и горделивостью. Особенно я  люблю последний момент дороги перед тем, как откроется полная света и воздуха курайская котловина, в середине которой стоят  аккуратные домики поселка.

 

Когда-то в моем детстве на горке перед въездом в село стоял маленький домик рядом со складом, в котором хранился аманит. На «аманитке»(так называли мы это место) в последние годы, будучи на пенсии, работала сторожем моя бабушка,  у которой каждое лето я проводила  каникулы. В этом маленьком домике мы пили чай со смородиновым листом, в узком сейфе стояло ружье, на цепи перед домом бегал старый плешивый пес Буран, чуть подальше от него ˗ овчарка Дозор и еще две собаки без имени. Сейчас я просто не помню их имен. Бабушка часто варила суп для всего собачьего племени, охраняющего как аманит, так и все село (так мне казалось).

Из маленького окошечка мы обозревали блистающий Северо˗Чуйский хребет, следили за грозным полетом орла и наблюдали, как спускаются по Чуйскому тракту машины к Кураю.



Когда закрыли геологоразведку, аманитку снесли, сейчас там только обросшие рыжим мхом камни.

  

Время изменилось, и вместо геологов по горам ходят туристы. Мой курайский приятель рассказал мне, что однажды неожиданно встретил Н. Дроздова, искавшего в этих местах какую-то редкую птицу. В детстве он очень любил передачу «В мире животных», и был совершенно счастлив, получив автограф у популярного телеведущего. Кого только не встретишь сегодня в Курайской степи!

 

 Курай привлекает путешественников, кроме того, лагерем альпинистов Актру. В альплагере Актру в наши дни не только проводят исследования томские ученые, тренируются альпинисты, но даже проходят музыкальные фестивали.
 
 

Можно представить, как я обрадовалась, когда Сергей Иванович Зяблицкий, президент ассоциации туроператоров Алтая, предложил мне поехать вместе с их группой, сопровождающей Президента Геопарка Бож во Франции Андре Гераза, в Актру.

 

 Разработанный командой туристического комплкса Манжерок  ознакомительный маршрут лежал по  самым примечательным геоландшафтам тракта и конечной точкой было выбрано урочище Актру, точнее домик гляцеологов на малом леднике.  Рюкзаки, сумки и провизия уже в машине, а следом за ними расположились и мы: участники экспедиции. Дорога предстояла неблизкая, поэтому мы сразу же устроились поудобнее. Будучи переводчиком и журналистом Радио Сибирь я устроилась рядом с нашим гостем. Руководитель и главный организатор нашей экспедиции Сергей Зяблицкий и опытнейший гид Валерий Шумилов расположились за нами. Водитель Андрей сразу внушил доверие. Баранка Уазика слушалась его беспрекословно, несмотря на плохие дороги и снег на подъезде к ледникам. Позже он проявил себя еще и как талантливый повар. Мы все оценили его фирменный суп. Рядом с водителем на переднем сиденье сел Яша Зяблицкий, который в альплагере мужественно понесет самый тяжелый рюкзак на своих плечах по снежной тропе к ледникам.
Пока мы едем, я рассказываю Андре историю Чуйского тракта, который сегодня является частью современной дороги протяжённостью около 630 км от Бийска до границы с Монголией. «Дорога пересекает Чергинский хребет, Семинский хребет и другие хребты Алтая, которые достигают 1900−2000 м над уровнем моря, а также крупные межгорные котловины Курайскую и Чуйскую (1500—1900 м)» ˗ голосом гида сообщаю я Андре.
Но до Курайской котловины еще далеко, а мы подъезжаем к селу Усть˗Сема. Я вспоминаю папин рассказ о знакомстве с Василием Макаровичем Шукшиным, снимавшем здесь в 1964 г. фильм «Живёт такой парень». Для меня особенно примечательно, что в начальных кадрах фильма среди людей, выходящих из автобуса можно увидеть высокую фигуру моего папы ˗ рассказываю я. Он в  то время работал радиожурналистом и приехал взять интервью у режиссера Шукшина. Василий Макарыч в творческом запале в обмен на вопросы предложил ему сняться в качестве «Каланчи» среди пассажиров, приехавших в Усть-Сему.
Когда смотришь в окно на пробегающие мимо пейзажи, воображение требует действия. Я продолжаю свой рассказ, а Андре слушает внимательно: «Когда-то очень давно на месте современного Чуйского тракта долгое время находился так называемый Мунгалький тракт, упоминания о котором содержатся ещё в китайских хрониках тысячелетней давности. На месте нынешней асфальтовой дороги долгое время находилась тропа, которой с древних времён пользовались торговцы и воины. Поводом для начала торговли на реке Чуе послужило ежегодное религиозное шествие тюрбенцев в сопровождении монгольского войска для положения дощечки в верховье реки Катуни в урочище Байхач, где находилось большое священное дерево. По дороге к паломникам присоединялись местные жители для обмена товарами. Но русские купцы, не желая иметь посредников, сами стали ездить в Чуйскую степь и основали поселение Кош-Агач.
Иногда я подыскиваю слова на французском, а Андре мне помогает. Так, например, слово урочище пришлось переводить вместе:
˗ урочище,место,котловина по˗французски ?
˗ une place, un lieu, un emploi, une poste, une dépression, une combe, une  cirque ˗перебирает слова Андре.
На фоне исторического экскурса я делюсь своими впечатлениями о современном монгольском базаре в Кош-Агаче. Я была там несколько раз, после рассказов местных жителей о невысоких ценах на одежду, золото и посуду из Монголии. Смеясь, я говорю Андре, что самое приятное ˗ это возможность поторговаться и обязательно получить скидку на товар. Сначала мне это давалось непросто.
Поскольку официальную роль гида в личной беседе вести сложно, я стараюсь рассказывать через призму биографии моей семьи. Моя бабушка со стороны папы, Мария Ивановна Чичинова, как и многие жители Чемальского района, в 30˗е годы принимала участие в строительстве Чуйского тракта, за что даже получила грамоту из рук известного советского деятеля М. И. Калинина, жена которого отбывала ссылку в Чемале. К середине 1920-х годов дорога пришла в сильный упадок, так как не ремонтировалась в течение 10 лет. Все работы по строительству тракта в довоенный период осуществлялись трудом жителей близлежащих сёл и силами заключённых, в том числе и репрессированных, числившихся за 7-м отделением сибирских лагерей. Строительство шло в тяжелых природных и климатических условиях: орудиями труда являлись ˗ кирка, лом, тачка и лопата. В 1930-х годах тракт выровняли и покрыли гравием. Мой отец рассказывал, что  и женщины в те годы выполняли очень тяжелую мужскую работу.

От села Хабаровка начался подъем на Чике-Таманский перевал. Я пытаюсь объяснить, что означает название перевала Чике-Таман: 1 вариант ˗ «здравствуй, гора», 2 ˗ (в топографическом словаре) «Плоская подошва".

 
 
 Мы поднимаемся по живописному серпантину тракта. Я рассказываю Андре об описании перевала В.Я.Шишковым  в начале XX века: «Чике-Таман. Прежде всего, изречение, нацарапанное на придорожном столбе, на самой вершине перевала рукою отчаявшегося ямщика: "Ета не Чике-Таман, а Черт-Атаман, сорок восемь грехов".
 Существующая сегодня дорога проходит часто не там, где был старый Чуйский тракт. Но с многих открытых точек этот путь, ставший почти тропинкой, виден до сих пор. Я стараюсь рассказать о том, насколько это была  жуткая дорога...

На самой вершине перевала развиваются на ветвях лиственниц ленточки - благодарственная жертва богам за благополучный переход через перевал  "талама". Андре попросил сфотографироваться на память.

С Чике-Таманского перевала нам открылся очень красивый вид на громады горных хребтов и массивов. Полотно дороги перевала Чике-Таман идет по срезу в крутом северном склоне горы, прорубленном в отвесных гранитных массивах. Справа вверх уходят высокие скалы, влево - глубокие вертикальные обрывы, самые опасные участки которых огорожены бетонным барьером. По обеим сторонам перевала растет редкий лиственничный лес и различные кустарники. Тенистые склоны поросли мхом и баданом. На самом перевале встречается маральник, алтайская жимолость, ивы, таволга. Здесь же произрастает эдельвейс. Цветы его напоминают белые пушистые звездочки.
 
 

Погуляв и поговорив с автотуристами на вершине Чике Тамана, мы отправились дальше. Чтобы легче было ехать, я сообщаю Андре, что скоро нас ждет следущая остановка: Калбак таш. Долина наскальной живописи в 7 км к западу от села Иодро Онгудайского района.

  

Я рассказываю Андре: « По оценкам исследователей петроглифический комплекс "Калбак-Таш" насчитывает до 8 тысяч рисунков и надписей. Под большим скальным монолитом с рисунками, по всей видимости, располагался алтарь для жертвоприношений, то есть данное место является ещё и культовым объектом. Исследования данных петроглифов ведутся по сей день.

 

Первый раз я встретилась с древними художниками несколько лет назад, об этом я рассказала Андре: «Это была необычная встреча. Произошла она здесь в республике Алтай, на месте слияния двух рек Катуни и Чуи. Именно в урочище Калбак ˗Таш я впервые увидела наскальное искусство. Здесь древний художник изобразил оленей, которые выстроились друг за другом. Немножко выше, в центре композиции я увидела вождя с дубиной, изображенного крупным планом. Конечно же, это был вожак, потому что он был больше остальных фигур. Рассматривая композицию более внимательно, я заметила когти большого фантастического животного как бы выступающие из ˗ за скалы. Художник продумал художественно эту композицию рисунка, зритель мог действительно почувствовать существующую угрозу  спрятавшегося животного. Я почувствовала древний страх человека перед постоянной опасностью смерти. Это предупреждение об опасности прошло через десятки столетий. Холодный камень передал мне живое чувство человека. К своему удивлению я сказала, затронув камень: « Не бойся!».
Когда мы, наконец, достигли Актру, уже стемнело, шел сильный снег. В ноябре в Актру он обладал всеми характеристиками Рождественского волшебного снегопада.
 
 

Это место стало для нас остановкой на два последущих дня. В Актру мы уже меньше говорили с Андре о том, что видим. Слова как-то были не нужны. Хотелось только смотреть и попытаться запечатлеть, то, что мы видим, в душе  ˗ и на фотоаппарат. Весь следущий день мы смотрели на горы. Снег шел, не прекращаясь. Валерий, наш гид, думал о возможных после снега лавинах. И принимал решение, брать ли меня дальше домика гляцеологов. Сергей из Томска меня спросил вечером: «Олеся, у тебя дети есть?» Я ответила, что у меня есть дочь. «Тогда -  сказал он  - лучше не ходи».

 

А на следующий день мы отправились в путь. Я шла налегке с фотоаппаратом, но в ботинках  42 размера на мой 36. Пробирались мы через снег. Временами пили горячий чай из термосов.
 
 

Веселились, наблюдая отражение друг друга в очках.

  

По дороге я пересказываю Андре  то, что мне рассказал В. Шумилов:  «Актру ˗ один из основных центров альпинизма в Алтайских горах, организованный  ещё в 1938 году. В довоенные годы здесь было подготовлено свыше 2000 значкистов и 30 инструкторов. Лагерь являлся основной спортивной базой для массовой подготовки альпинистов в Сибири. В 1970 году альплагерь был официально закрыт, но спортивные группы алтайских альпинистов продолжали совершать восхождения, проводить сборы и обучать молодежь. С 1993 года на территории альплагеря  начинает работать поисково-спасательный отряд МЧС Республики Алтай, у которого имеется дальняя радиосвязь, а также возможность вызова вертолёта. Кроме того, здесь располагается круглогодичный стационар Томского государственного университета, а также несколько благоустроенных коттеджей, в одном из которых мы и остановились».
За разговором мы ушли вперед и первыми достигли домика гляциологов, где нам предстояло провести ночь.  Домик стоял на берегу Голубого озера. Итак, чтобы добраться до озера, выражаясь лексиконом Валерия, нашего гида,  нам пришлось пройти по тропе, ведущей из альплагеря по левому берегу реки Актру, потом по каменистому склону Кызылташ до «Бараньих лбов» ˗ двух похожих, как близнецы, кругловершинных скал перед входом в ледниковый цирк. Затем вскарабкаться по крутому кулуару справа от них, и оказаться у морен ледника. Дальше подъем продолжили по склону морены.
 Когда я была здесь в прошлый раз, озеро,  лежащее на дне уютной котловины, было  цвета зеленовато-бирюзового. На склоне вблизи озера приютился веселый желтый домик ˗ хижина гляциологов.  Мои впечатления от озера на этот раз уже были другими.
 
 

В хижине мы первым делом переоделись и приготовили ужин. В домике было тепло от печки. Вечером небо абсолютно прояснилось, вышла огромная желтая луна, которая осветила величественные горные хребты.

  

Перед сном Валерий рассказал нам о Черном Альпинисте: «Никто точно не знает, в каких горах эта история произошла, и происходили ли эти события в действительности. Но то, что даже опытные альпинисты исчезают бесследно в горах, это остается трагическим фактом. Быть может, в назидание еще неопытным, только начинающим свои первые маршруты туристам, эта легенда и служит напоминанием простых истин, необходимости в походе дружбы, взаимовыручки, подчинения старшему - более опытному руководителю маршрута (инструктору).
Однажды туристическая группа пошла в горы. И в команде оказался парень очень склочной натуры. Он постоянно ныл и всем был недоволен: и рюкзак-то у него был тяжелее, чем у всех, и обувь ноги жала, и спать на земле было сыро, в общем, и солнце светило не так, как ему бы хотелось, и весь мир почему-то никак не хотел подчиняться его желаниям. Тут еще и зависть к инструктору  закралась в душу парня. Вон он, какой ловкий да умелый: и в походе не устает, и песни возле костра поет, парни его уважают, девчонки им восхищаются. А на нытье и вечное брюзжание молодого туриста никто уже не хотел обращать внимания. И тогда решил этот парень взойти на вершину один, пока вся группа расположилась на ночлег. С удовольствием представлял он картины всеобщего удивления и восхищения, когда на следующий день группа поднимется на вершину, а там их встретит он - тот, кого незаслуженно обижали и презирали. Наступила ночь, все уснули, а наш "герой" тайком отправился на вершину. Через некоторое время началась буря. От страшного урагана вся группа проснулась. Тут-то и выяснилось, что одного туриста не хватает. И тогда люди, рискуя своей жизнью, пошли на поиски. Искали незадачливого путешественника всю ночь до самого утра и весь следующий день, но даже следов никаких не нашли. Тогда инструктор принял решение спускаться. Уже все туристы были усталыми, измотанными, нервы были на пределе, поэтому вечером двое между собой поссорились из-за пустяка. Когда утром группа проснулась, то все с ужасом увидели, что поссорившиеся приятели были мертвы. С тех самых пор люди стали видеть в горах тень Черного Альпиниста. И видели они его только перед смертью. Ибо тех, кто бросал друзей, отталкивал их от себя, не подавал руки для помощи, настигала тень отверженного Альпиниста и убивала. Нет в горах ничего крепче и надежнее рук  друга. Дружбу никогда нельзя предавать. Иначе кара последует незамедлительно.
После такой сказки на ночь заснуть я долго не могла.
Утро следующего дня нас встретило прекрасной погодой и потрясающими красотами, которые я сразу же отправилась фотографировать, предварительно смазав лицо кремом от загара.
 
  

 

 

После завтрака мы стали готовиться к спуску. Лавиноопасная ситуация в горах была очень опасной, все беспокоились за Андре. Обратный путь, для каждого был свой, так как мы были погружены в свои собственные размышления.
 
 
 
 

   



 

Вечером в блаженном одиночестве я с удовольствием отогревалась от ледника и рассказов о черном альпинисте в жаркой, чистой и просторной бане. А на следующий день мы поехали домой. На пути из Актру я любовалась на родную Курайскую степь, которую только слегка запорошило снегом.
 
 

Моя мама родом отсюда,˗ объясняю я Андре. И неожиданно вспоминаю четверостишие, которое она написала здесь:

Курайский снег мне подарил восторг.
Здесь дышит все свободой и покоем.
Блеснут лучи на снежном склоне гор:
И будто вновь я встретилась с собою.

 
 

Мне показалось, что и я здесь встретилась не только с моими новыми друзьями, но и с собою. Чистота окружающих гор и свежесть снега здесь как-то по-особому высвечивают жизнь.
 
 
 




 

Комментарии

Нет ни одного комментария, вы можете добавить первый.

Каталог туристических сайтов TourStars