«Я отношусь к въездному туризму в России с большой долей пессимизма...»

06.09.2012

Тютюнник Андрей Григорьевич, начальник Управления анализа и организации гостиничной и туристской деятельности Федерального агентства по туризму Министерства спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации.

– Андрей Григорьевич, ваше отношение к въездному туризму в России? Верно ли то, что есть определенный позитивный сдвиг, разворот государственной политики именно в этом направлении?
– Разворот, безусловно, есть. Но он, к сожалению, не такой масштабный и качественный, как хотелось бы. Очень много нерешенных проблем. Визовая например. Вот сейчас сделали 72 часа безвизового режима для пассажиров паромов и круизных судов. Шикарно! Питер просто от этого в восторге. И для туристов это очень удобно. Некоторые умудряются за 72 часа на «Сапсане» в Москву и обратно съездить. Это действительно хорошо, в одной части вопрос решили. Но при этом проблема все же осталась. Очень долго, нудно и дорого получить визу в Россию.

– Это ключевая проблема?
– Пожалуй, да. Но есть и другие. В их числе вопросы, связанные с продвижением бренда. Как только будет принята программа по въездному туризму, то и у федерального центра, и у регионов соответственно появятся дополнительные финансовые возможности для продвижения своего турпродукта. И я бы призвал все-таки отдельные регионы не забывать о том, что «Сибирь», «Камчатка» – это, безусловно, бренды, но мы должны озвучивать их под одним большим брендом «Россия».

– Вы – один из идеологов и участников практической реализации электронного проекта «Welcome to Russia». Скажите, каким образом будет наполняться региональная составляющая информационной базы портала?
– Думая над этим, мы пришли к выводу, что на сегодняшний день информацию о туристских возможностях регионов нам будут предоставлять официальные ведомства. Мы направили письма на имя руководителей субъектов с просьбой предоставить нам такие сведения. Почему мы пошли именно таким путем, а не привлекли частные фирмы? Информация должна быть актуальной и, самое главное, достоверной. Главы субъектов, давая поручения о предоставлении информации, берут тем самым на себя персональную ответственность за ее качество. Возможно, со временем мы пересмотрим свои подходы, посмотрим, насколько будут поворотливы органы исполнительной власти на местах. Пока мы имеем процентов шестьдесят от запрашиваемой информации, качество ее тоже различно. Тем не менее мы осторожничаем идти другим путем, хотя я допускаю мысль, что есть более интересные частные проекты на местах, но поскольку мы подписываемся под этой информацией, то и должны быть уверены в ее достоверности на все сто процентов.

– О чем еще следует знать, чтобы всерьез говорить о развитии въездного туризма в России?
– Вообще, если честно, я отношусь к въездному туризму с большой долей пессимизма. Я понимаю, что это важно. Но те объективные моменты, которые мы уже обговорили и которые еще не обсудили, есть и они не позволят создать некую туристическую Мекку, чтобы в Россию поехали иностранцы. На сегодняшний момент у нас с вами два миллиона въездников, тридцать миллионов внутренников. Пятнадцать – ноль в нашу пользу. О чем мы говорим? Если сейчас взять цифру туристов, посещающих ваш регион, – миллион двести, сколько иностранцев в этой доле?

– По данным министерства туризма республики, менее одного процента.
– И чего мы тогда «тельняшки рвем» на берлинской, лондонской выставках? Что от этого изменится? Все равно ездят наши на Алтай. И будут ездить, и правильно, я считаю, пусть они лучше сюда едут, чем в Турцию, Египет. Что бы мы ни говорили, 34 миллиона по стране катаются, и я уверен, это не полная цифра, не всех посчитали. Ко всему прочему, если мы говорим все-таки о въездном туризме, то должны понимать, к кому иностранец въезжает. У нас не Евросоюз, не Шенгеновая зона, а реалии России. Ну, допустим, поехал иностранец в Россию: «О Сибирь!». Не вопрос: купил билет через Аэрофлот, долетел. Прилетел в Барнаул или, дай Бог к ноябрю, в Горно-Алтайск – и что, и с кем? Кто там, в аэропорту, будет стоять с надписью «Welcome»? … Это реалии. У нас туроператоров внутренних единицы. Но опять же это Москва, Питер, Золотое кольцо, ну, наверное, где-то там Байкал и Дальний Восток. При этом по своей узнаваемости они значительно проигрывают тем же «TEZ-TOUR» или «CoralTravel». Кто меня, иностранца, здесь встретит? Там меня понятно, кто встречает, у меня это прописано в путевке. В таком случае, зачем мы сами себя обманываем? Тем более я уверен, что все стороны это прекрасно понимают. Когда был Советский Союз, у нас был «Интурист», к примеру. Там все было ясно, встретили на границе, посадили в автобус, на сорок человек один гид, «вражески говорящий», и он уже решает проблемы, где туристов покормить, разместить, как в Большой театр сводить и в конце концов как их проводить из страны благополучно. Система. Сейчас системы нет, и ее не будет в ближайшее время. Есть отдельная система на уровне туроператоров, но, повторюсь, это пока далеко не Сибирь при всем моем уважении.

– В таком случае, на какие направления туризма в Республике Алтай федеральный центр делает ставки? И вообще, какими глазами Москва смотрит на наш регион?
– За весь федеральный центр отвечать не буду, лично мне вся Россия близка. Алтай мне очень нравится, здесь особая энергетика, лечебный, оздоровительный туризм. Что сегодня мы можем реально сделать для Республики Алтай и российской части Алтая? Мы будем этот бренд продвигать, на том же самом портале «Welcome to Russia». Но здесь нам не хватает конкретики. Нам мало информации о том, что здесь есть маралы и панты, нам надо знать, кто конкретно может оказать услуги по принятию пантовой ванны или продать пантогематоген. А это уже работа министерства, и на это направление выделяются неплохие денежные средства. Я только «за», чтобы ехали сюда, отдыхали, развивался регион, и сам лично чем могу – помогу, буду активно пропагандировать Алтай, к тому же уверен, что и у моих коллег такое же отношение к Алтаю. Республика в любом случае развивается, и это очевидно, люди строят турбазы, реализуется такое направление, как «зеленые дома», а это означает, что туризм в регионе приносит доход. Думаю, свой путь развития республика уже определила, и должна продолжать двигаться в направлении внутреннего туризма в первую очередь.