Человек, который работает ночью

В Купчегене в рамках инвестиционного проекта по развитию предпринимательства планируется строительство Центра народно-прикладного искусства «Копши-Кем» и галереи «Улу-Кем» республиканского значения. Село славится мастерами народных промыслов, использующих при  изготовлении сувенирной продукции пазырыкский стиль. С одним из них – Серемеем Кунанаковым, мне удалось познакомиться во время очередной командировки. В небольшой мастерской рядом с домом Серемей работает с зятем Эркином Баимовым.  Вместе делают сёдла, сбрую, занимаются чеканкой, резьбой по камню, литьём.

Сколько Серемей себя помнит, его отец сёдла ладил. Обычно дети продолжают дело родителей, но не в этом случае. Подростка это мало интересовало. Став взрослым, от предложений поработать вместе над очередным седлом обычно отмахивался. Молодой был, думал, что всё вечно на земле - и папка с инструментом в руках тоже вечен… Хорошо, что отцу хоть иногда удавалось заманить  сына в свой сарай-мастерскую. Без особого рвения, но Серемей заходил, смотрел на работу. Потом это очень пригодилось.

Тогда в Купчегене только три мастера делали хорошие седла. Отец рано ушёл из жизни, только после этого сын стал учиться его ремеслу. До развала в стране работал табунщиком в совхозе «Купчегенский», а седло для табунщика – самое первое дело.

- Это в 80-е годы было. Тогда в совхозах в основном использовались заводские кавалерийские сёдла, только они для пастухов неудобны. Вот с этого начал. Сначала просто переделывал заводские, а потом уже сам стал придумывать что-то своё.  Основа-то у седла деревянная, и слабые части в конструкции гниют. Я решил: надо что-то менять. И стал использовать основу из алюминия, она легче и практичнее. Вот так жизнь заставила продолжать дело отца. Недоуздки, нагрудники и в целом сбрую для коня давно сами делаем.

Со временем Серемей начал осваивать чеканку, литьё. Уж очень хотелось украсить сбрую по подобию старинных уздечек, нагрудников, которые мастера изготавливали из металла с применением гальваники. Методом проб и ошибок освоил отцовское ремесло и сделал своё первое седло. Было это более двадцати лет назад. Седло подарил старшей сестре жены, она тогда тоже в совхозе работала. Качество говорит само за себя: оно сейчас в Малом Яломане и до сих пор в работе.
За два десятка лет мастер конструкцию своего седла усовершенствовал, и сейчас оно  в окончательном варианте весит примерно пять килограммов. Кто хоть раз осёдлывал коня, понимает, что это очень облегчает работу всех, чья деятельность так или иначе связана с верховой ездой.

Новый импульс дало знакомство с народными умельцами из Тувы. В 2010 году алтайские мастера в Москве на выставке народных промыслов познакомились с тувинскими коллегами, мастерами по  чеканке и литью, использующие древние техники.

В августе 2011-го Серемей Кунанаков вместе с мастером по седлам из с. Боочи Николаем Аилдашевым,  директором ООО «Солнечная Энергия» Андреем Ялбаковым и директором Фонда устойчивого развития Алтая (FSDA) Чагатом Алмашевым поехали в два района Тувы (Монгун-Тайгинский и Бай-Тайгинский кожууны). Там в течение десяти дней знакомились с работой тувинских мастеров по чеканке, резьбе по камню и литью. А уже в следующий раз Серемей вместе с зятем Эркином и Аржаном Кухаевым поехали в Тыву учиться. Занимались с удовольствием, быстро осваивали технологию коллег по цеху. Тувинцы смеялись: «Вас, алтайцев, страшно учить, вы слишком быстро схватываете!» А конкуренцию ещё никто не отменял, даже в народных промыслах.

Сегодня купчегенские мастера применяют полученные знания на практике, чеканят, режут камни. Самое трудоёмкое – это чеканка, затем литьё. Его используют для украшения сёдел, чеканку – для изготовления сувениров и как матрицу для литья. Сувениров, сделанных в мастерской, в придорожных лавках по Чуйскому тракту нет. 

«Делаю и дарю, - улыбается Серемей. - Торговать не умею. Быть кузнецом и продавцом ну никак не получается».
Иногда с полуночи и до раннего утра в мастерской кипит работа. Дело в том, что электрическое напряжение в сёлах низкое, и если включить ту же печь, в которой плавится металл, то соседи будут испытывать определённые неудобства. Вот и работает Серемей по ночам и надеется, что с открытием в селе центра ремёсел можно будет ночь оставлять всё-таки для сна, а не для работы. 

Основным для себя в изготовлении изделий определили скифо-сибирский стиль. Образцами служат репродукции археологических находок Башадара, Шибе, Туекты. Кроме точных древних копий в мастерской много импровизируют,  создают уже собственные оригинальные предметы конской сбруи.
Во время первой поездки в Туву появилось желание изучить секреты изготовления ковбойских сёдел в стиле вестерн. Так родился проект «Тотемное ожерелье», который был реализован с помощью Фонда устойчивого развития Алтая, и в прошлом году Серемей побывал в Америке. Посмотрел весь процесс изготовления ковбойских сёдел в г. Дюранго в штате Колорадо у знаменитых мастеров по седлам Лизы и Лорен Скайхорс. Эта супружеская пара в рамках проекта уже побывала в республике. Мастера из Колорадо провели в Купчегене семинар по тиснению кожи и окантовке седел.

- Это был высшего уровня тренинг, и мне ещё больше захотелось поучиться у американцев. Было что взять себе на заметку. Главное отличие при изготовлении сёдел в том, что мы всё от начала до конца сами делаем, до мельчайшей детали. А у них идёт разделение труда: деревянную основу - один человек, фурнитуру – другой, третий собирает сёдла, четвёртый украшает. Технология обработки кожи другая, например применяются тиснение на коже и плетение узоров (также из кожи) для украшения готового изделия. Сёдла у них делают не одно столетие, технология выращивания скота у них и у нас совсем разная. Мы скот в пригон загоняем на своих двоих, а они - только верхом с лассо. Сёдла у них удобные, крепкие и низко посаженные. У нас немного выше.

Вернувшись домой, попробовал применить всё, чему научился в Америке, и остался доволен результатом: сделал новое красивое седло. Заказов хватает. В республике хорошие сёдла сейчас делают всего несколько человек. Например, Эзендей Мундукин, Аржан Кухаев, Женя Чётов. А ещё есть у нас знакомый в Улус-Черге - Матто, он делает ковбойские сёдла и конную упряжь в стиле вестерн и даже шьет ковбойские сапоги.

Большую роль в сохранении и развитии шорного дела в регионе должен сыграть будущий Центр «Копши-Кем» в Купчегене, о строительстве которого было заявлено летом в рамках рабочей поездки по разработке проекта «Купчегень – село мастеров» министра туризма и предпринимательства Евгения Ларина и главы Онгудайского района Мирона Бабаева. Со строительством Центра Серемей связывает и реализацию нового задуманного проекта «Золотые седла Алтая», направленного на обучение молодых земляков премудростям изготовления алтайского седла с использованием новых техник и инструментов, взятых у американских мастеров.

Сегодня купить хорошее седло сложно, несмотря на немалую цену. Простое стоит порядка 15 тысяч, а «с красотой» - до 50 - 60 доходит. Традиционный образ жизни со всей атрибутикой сохранился лишь в некоторых регионах России. Шорников днём с огнём сложно отыскать, а потому заказы поступают не только из республики.  Во время нашей встречи в мастерской было седло, заказанное для жителя Екатеринбурга. «Сколько заказчику это седло служить будет?» «Лет двадцать точно, - ответил Серемей. - А может, ещё и внукам достанется…»
 

Любовь ИВАШКИНА.

 

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

Серемей

 




 

Комментарии

Нет ни одного комментария, вы можете добавить первый.

Каталог туристических сайтов TourStars