Самый красивый олень Алтайских гор – косуля

В России обитают два вида косуль – европейская и сибирская. В Алтайских горах - сибирская. По внешнему виду, образу жизни они очень похожи и долгое время считались подвидами одного вида. Лишь во второй половине прошлого века ученые выяснили, что европейская и сибирская косули – два вполне самостоятельных, «хороших» вида (хотя в научной литературе прошлых лет везде написано о подвидах одного вида). В поддержку того, что это разные виды можно, например, указать: масса  сибирской косули  в полтора – два раза больше европейской, и у взрослых самцов осенью может достигать 60 – 65 кг.

Косули – невысокие, до одного метра ростом, изящного, легкого сложения, с тонкими, «сухими», но очень сильными ногами представители семейства оленей.

Красивая, с большими тёмными глазами голова покоится на прямой, высоко поднятой шее. Круп чуть выше холки – признак хорошего бегуна. Действительно, бегают косули очень быстро, при этом могут делать высокие, метров до двух в высоту, эффектные обзорные прыжки.

У самцов небольшие, обычно с тремя отростками рога; поздней осенью, во второй половине октября или начале ноября, они отпадают. В феврале начинается рост новых; в конце апреля или начале мая он заканчивается, рога очищаются от кожи.

Гон у косуль во второй половине августа - начале сентября; детёнышей, а их чаще всего два, но бывает три, а изредка даже четыре, самки приносят в июне. То есть размножаются косули, в отличие от маралов, довольно быстро и при благоприятных условиях поголовье их могло бы ежегодно удваиваться. Но этого, как правило, не происходит. Ведь если даже  большие – в сравнении с косулями - длинноногие маралы нередко жестоко страдают от негативных природных факторов, не говоря уже про  антропогенное воздействие, то низкорослые косули бедствуют и гибнут гораздо чаще.             

У них много врагов: тут все хищники, в первую очередь волки и рыси, а для молодых опасны и крупные пернатые разбойники – орлы, филины и другие. Тут и собаки местных жителей, которые весной, по насту, сбиваются в небольшие стайки и рыщут по угодьям. Так, например, осенью 2008 года из-за ранних, обильных снегопадов, на северо-востоке гор не все косули смогли перебраться в малоснежные урочища на зимние стойбища.  В марте – апреле 2009 года многих из них передавили в угодьях, пригоняли в деревни собаки. И это регулярно повторяется в многоснежные, с настами зимы. Так было и в конце зимы 2010-го.  Бороться с таким явлением, как непривязывание собак, а у них у всех есть хозяева, у нас, как понимают читатели, некому и некогда…

Ненастная холодная погода в начале лета ведет к повышенному отходу молодняка из-за переохлаждения. Глубокие снега приводят иногда к массовой гибели косуль. Немало их гибнет при переправах через бурные реки, в том числе Катунь, Бию, Коксу и т.д., осенью и весной во время миграций. Наконец, тут и охотники, чаще всего браконьеры, для которых не существует ни правил, ни сроков. Причем не только охотники. Большой ущерб косулям на Алтае нанесли и продолжают наносить местные оленеводы – не напрямую, а опосредованно, перегораживая многочисленными, многокилометровыми прочными изгородями пути миграций этих животных.

На Алтае обитают как оседлые косули, так и мигранты, которые приходят в горы только на зиму. Ноги у этих оленей короткие и снег глубиной в 30 – 40 см уже сильно затрудняет их передвижение. Вот и идут они из Казахстана, а также южной и юго-западной частей Алтайского края в Горный Алтай, где много малоснежных урочищ. За сотни лет у животных выработались и четко определились пути миграций – в горах ведь не пойдешь где попало: – есть скалы, обрывы, курумы, речки и болота, надо их преодолевать, где нужно - обходить. Вот и «текут» уже много столетий, по этим знакомым маршрутам, широкие в прошлом  «потоки», а ныне - узенькие «ручейки» мигрирующих косуль. Но в ХХ веке большинство этих, таких привычных для животных путей,  было перегорожено непроходимыми заборами оленеводческих хозяйств…
Можно много рассказывать, как бедствовали, да и сейчас бедствуют  животные, сбиваясь около этих парковых изгородей. Они и бились жестоко о плохо заметную в траве стальную сетку - мы уже говорили, как быстро они могут бегать, особенно испуганные; их тут, беспомощно мечущихся у неожиданных препятствий, давили и давят хищники, в том числе  собаки, а люди не только стреляли, но подчас  кололи вилами, убивали палками. Некоторые уцелевшие в такой бойне самки позже абортировали, некоторые животные гибли от стресса. В подтверждение реальности сказанного приведу один случай.

Произошло это в пос. Иогач, где я с семьей живу много лет, в 80-е годы. прошлого века, На работу, а это 6 км, я обычно ездил на мотоцикле. Однажды, когда утром летнего дня ехал на стационар, меня несколько раз останавливали местные жители и рассказывали, что недавно собаки гоняли по поселку косулю. Поэтому я по пути все время старательно осматривал окрестности. Переехав мост через Бию, на той стороне заметил лежавшую на берегу Телецкого озера, среди камней, косулю. Это был самец, живой. Он не убегал, хотя и брыкался. Связав ему ноги я положил его в коляску и привез на стационар. Мы поместили его в пустой вольер по соседству с нашими косулями, дали свежей травы, воды. Никаких  внешних травм у него не было. Однако следующим утром он был мертв. При вскрытии не обнаружили у него и внутренних повреждений. От собак он ушел, переплыв Бию, но перенесённый  стресс привел его к гибели.

Надо добавить, что в последние десятилетия прошлого и в начале текущего  века постоянно возникали новые оленеводческие хозяйства, что сопровождалось интенсивным строительством новых изгородей. Сложившиеся было пути миграций,  а на это у животных уходят десятилетия, в обход имевшихся к тому времени парков, снова перекрывались, бедствия зверей продолжались…

Основная масса этих небольших оленей, населяющая угодья Горного Алтая в пору с конца октября по апрель, – мигранты. Оседлых, местных заметно меньше. Во все времена здешние жители встречали и встречают «гостей»-мигрантов очень «радушно» - не только заборами, но пулями и картечью, петлями и другими «гостинцами». Не идти в малоснежные урочища перед наступлением зимы косули не могут – их неудержимо гонит выработанный тысячелетиями эволюции инстинкт самосохранения. Но после «теплых» встреч, повторяющихся теперь уже  веками, к тому же время от времени дополняемых тяжелыми природными факторами, от былого, редкостного изобилия косуль сейчас осталась малая часть. Подробнее об этом – дальше.

Косули на Алтае в прошлом

Первые естествоиспытатели, проводившие исследования природы Алтая  в конце  ХVIII - начале XIX веков, дружно пишут об исключительном обилии косуль в том числе, например, в Чуйской степи. К концу XIX века. в публикациях того времени появляются тревожные нотки - речь теперь идет о слишком уж масштабном, массовом истреблении этих животных местными жителями. Вот одна из цитат: «Жители Уймона весной 1882 г. зарезали до 300 косуль, согнав их в степь, где их не выдерживал тонкий слой весеннего наста. Крестьяне Черного Ануя добывают по 80 косуль на ружье». В последнем случае это означает, что чуть не каждый охотник каждый год добывает почти сотню этих животных!

Во второй половине XIX века ежегодная их добыча на территории Горного Алтая составляла около 200 тысяч! С учетом прочих потерь популяции - от хищников, болезней, непогоды - можно  ориентировочно определить общую численность косуль  в регионе. В те времена  их было никак не меньше полумиллиона, скорее даже больше. В основном это были  мигранты.

К началу ХХ века массовое истребление этих животных привело к существенному снижению запасов, а площадь ареала сократилась почти наполовину. В 20 – 30-е годы советская власть пыталась навести хотя бы минимальный порядок в охотничьих делах, в том числе в охоте на косуль. Устанавливались сроки охоты, запрещались отлов петлями, загон по насту. Был организован Алтайский заповедник, заказники. Мало кто из местных охотников считался с этими ограничениями, так как контроля за их соблюдением не было, тем не менее масштабы истребления косуль все-таки немного снизились.
Годы войны (1941 – 1945) оказались для этих оленей благодатными. Тогда большинство местных охотников воевали на полях сражений, а у оставшихся изъяли временно ружья. Ко второй половине 40-х годов косули хорошо расплодились, их опять стало много. Тогда во время миграций нередкостью были скопления численностью до нескольких сотен голов! Вот что рассказывали о тех временах старожилы:

«Были табуны до нескольких сотен, до 500 особей». «Идут, как отары овец» (а в отарах может быть до 800 – 1000 голов). «За ночь съедали стог сена в 20 центнеров». «За день хороший охотник с доброй винтовкой мог настрелять 30 – 40 косуль» (позади должен был пробираться возчик с лошадью и коробом на санях; винтовки охотники получали, на время охоты, в военкоматах или милиции, естественно, за соответствующий мясной, как сейчас говорят, «откат»).

Короче говоря, обилие косуль вновь привело к массовому их истреблению. Время было послевоенное, голодное, мужчинам надо было кормить семьи, и косули оказались очень подходящим охотничьим объектом. Их снова промышляли все, кто только мог, круглый год. Причем теперь широко использовались  петли из стальной проволоки. Мне рассказывали, что один охотник, причем инвалид, из деревушки, расположенной неподалеку от Горно-Алтайска (тогда еще Улалы), выставлял на путях миграций до 250 петель. В пору массового хода косули ежедневная его добыча доходила до 50 – 60! Мясо и шкуры шли в город, на рынок. Животных стреляли из-под фар, самок били на «пик» и так далее…

Естественно, против этих оленей «работали» не только браконьеры; свою лепту в их истребление вносили многочисленные тогда волки, рыси, другие хищники. Но и на этом бедствия косуль в конце 40-50 годах не закончились. Множество их погибло вследствие широко развернутой в те годы  химизацией аграрного сектора сельского хозяйства. Животные поедали протравленное ядами и плохо заделанное в почву при посеве зерно, сваленные по окраинам полей удобрения - принимая их за соль. Опрыскивание полей гербицидами, опыливание дустом (ДДТ) тоже вело к падежу косуль. Временами на полях было такое количество их трупов, что невозможно было вести машинную уборку зерновых. Для очистки полей создавали специальные бригады, которые убирали павших животных.

На поистине злосчастные для косуль 50-е годы  пришлась еще и эпизоотия ящура, также вызвавшая повышенную их гибель. Видимо, было несколько волн или вспышек этого заболевания. Мертвых косуль с признаками ящура, а их не раз осматривали специалисты, находили в 1953, 1957 и 1959 годах в Майминском, Шебалинском, Онгудайском, Усть-Канском  районах, а также по соседству – в Алтайском крае и Казахстане. Эпизоотия охватила большую часть ареала косули на юге Западной Сибири.

Таким образом, 50-е годы прошлого столетия оказались для косуль Алтая просто катастрофическими; к началу 60-х от недавнего их обилия сохранились жалкие остатки. В последующие годы численность постепенно увеличивалась, но прежних значений она далеко не достигла.

Вот как охотники – старожилы в 70-е годы. отвечали на вопрос анкеты о том, во сколько раз косуль теперь меньше, чем в 40-е: «В десятки», «В сотни», а один написал даже «В тысячу!» И это были не голословные утверждения – люди подтверждали их конкретными примерами, наблюдениями, фактами.

В настоящее время, по экспертным оценкам, косуль в регионе вместе с мигрантами от 10 – 12 до 15 – 16 тысяч. Численность их колеблется по годам в связи с характером зимы – когда снега много,  животных приходит больше, снега мало – приходит меньше.   В благодатных для косуль угодьях Горного Алтая их могло быть пусть не в тысячу, но раз в 40 – 50 больше, чем сейчас. Об этом убедительно свидетельствуют не только исторический опыт, но и современное состояние поголовья в других регионах страны, а особенно за рубежом. Например, в Австрии, площадь которой на 10% меньше площади Горного Алтая, в 70 – 80 годах прошлого века обитало около 800 тысяч косуль!
Благодаря прежде всего антропогенному фактору, проявляющемуся главным образом в виде разнообразной охотничьей деятельности местного населения,  наличие этих прекрасных животных в горах Алтая в последние годы по-прежнему бесконечно далеко от прежнего изобилия.

Характер у косуль не ангельский

У всех животных, в том числе диких, и многие из нас хорошо это знают из опыта общения с домашними животными, свой характер. Особенностями характера выделяются подчас и целые их группы. Таковы самцы косуль. У большинства из них он скверный - вздорный, склочный, что поначалу кажется несовместимым с таким  привлекательным внешним их видом. Они могут затеять драку с кем попало, напасть на кого-нибудь из сородичей, причем безразлично, самец это, самка или даже человек, который их кормит и которого они вроде бы прекрасно знают. Косули довольно быстро и легко приручаются, тем не менее при близком общении с ними приходится быть начеку. Неизвестно, что придет в голову самцу в следующую минуту, тем более «физиономия» этих красавцев ничего не выражает. Если он, слегка разбежавшись, ударит вас острыми прямыми рогами, мало не покажется…

Редкое сочетание: милый, прелестный, даже очаровательный, небольшой олень и агрессивность. То ли потому, что у них такой характер, самцы косуль, в отличие от большинства других копытных, имеют индивидуальные участки обитания, которые они бдительно охраняют от других самцов. Появление неуступчивого чужака на занятой территории оканчивается, как правило,   жестокой дракой. Так же дерутся самцы во время гона; в ту пору и самки нередко страдают от них. Рога косуль острые, драки обычно кровавые, иногда кончающиеся гибелью одного из бойцов. Зимой с появлением в угодьях «переходных» косуль  охрана участков прекращается. У большинства самок характер гораздо спокойнее.
Несколько лет на стационаре Биологического института мы  содержали в большом вольере двух косуль-самцов Рыжика и Буяна и сибирского горного козла по кличке Бун (так, кстати, местные жители называют этих зверей) и вели наблюдения за их поведением и взаимоотношениями.

Пока у самца косули рогов нет, то есть примерно с конца октября до начала мая, это еще более или менее мирный зверь. Если двое и поскандалят между собой, то после обмена несколькими ударами копыт успокаиваются и расходятся. В нашем загоне доминировал Рыжик, и при стычках он всегда обращал Буяна в бегство. Как только в конце апреля - начале мая молодые рога у косуль очищались от кожи, их приходилось немедленно рассаживать в разные вольеры. Если этого не сделать, они могли бы крепко покалечить друг друга. Находясь в соседних вольерах, косули подолгу, с большим ожесточением бодались через металлическую сетку. Ячейки её были мелкие, рога сквозь них не проходили, и травм друг другу животные не могли нанести. В природе, как отмечено выше, жестокие драки самцов иногда кончаются гибелью одного из них. Не жалеют они и самок.

Один такой случай произошел и у нас. Приобретённую по случаю самку, взрослую, мы поместили в соседний с Рыжиком вольер. В первую же ночь она сумела, неизвестно с какой целью, пролезть к нему, подкопавшись под сетку, а он тут же насмерть запорол её рогами.

Вскоре после того, как недавно отловленные в угодьях звери – косули и горный козел освоились, обжились в нашем загоне, между ними началось соперничество за лидерство. С Буяном Рыжик  разобрался, но когда попробовал подчинить и Буна, а дело было зимой и рогов у него еще не было, то получил хороший отпор и вынужден был отступить. Кроме рогов, а они у козлов не сбрасываются, у Буна имелось еще и солидное преимущество в весе – он был раза в полтора тяжелее Рыжика.
Весной рога у косуль отрастали, и как только они очищались от кожи, теперь уже Рыжик давал Буну отпор. Поскольку рога у него острые и он выставлял их прямо вперед, козел мог  получить серьезные травмы, даже глаз. После нескольких стычек Бун понимал, что надо отступать, и убегал на свою вышку. Специально для него мы построили такую - высотой метров 10 - 12, куда косули не могли забраться. Осенью, когда Рыжик сбрасывал рога, власть в вольере возвращалась к Буну. Смена власти каждый раз сопровождалась усиленным мечением территории  – для этого у зверей есть специальные железы на голове и в других местах.

Вот такие интересные красивые звери – сибирские косули обитают в горах Алтая. В жизни у них, как мы видим,  серьёзных проблем хватает с избытком, и люди, в первую очередь, естественно, охотники, могли бы им помогать, как это принято в цивилизованном обществе. В ряде регионов России, в Курганской области, например, которая по площади почти наполовину меньше Горного Алтая, косуль сейчас 70 – 80 тысяч. Там охотничьи службы и общество охотников уделяют животным серьёзное внимание - подкармливают в трудное время, борются с  хищниками, охраняют от браконьеров. Никакого масштабного их истребления не допускают, как не допускают и  массовой гибели от природных факторов.

Если мы хотим иметь в наших угодьях много этих замечательных полезных животных, а все мы этого, несомненно, хотим, соответствующие наши службы, ведомства и наши охотники обязаны проявлять о косулях необходимую  заботу.

Г.Г. Собанский, биолог. Из книги «Очерки  и рассказы о  диких  животных  Алтая».





 

Комментарии

Нет ни одного комментария, вы можете добавить первый.